Северо-Западный институт андрологии Северо-Западный институт андрологии
   
Северо-Западный институт андрологии
   

НАШИ

ПУБЛИКАЦИИ

Рищук Н.Н., Рищук С.В., Михайленко В.П.,

Бойцов И.А., Самойлович Я.А.

 

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ СУПРУГОВ В ПАРАХ С СЕМЕЙНО-СЕКСУАЛЬНОЙ ДИСГАРМОНИЕЙ

 

 

В исследовании приняли участие 204 человека, из которых 102 женщины и 102 мужчины составили 102 супружеские пары. Из них 47 пар (1-я группа) отмечали наличие сексуальных и/или психологических проблем во взаимоотношениях, а у представителей 55 пар (2-я группа) выше указанные проблемы по их субъективной оценке отсутствовали. Проведен анализ и определены наиболее значимые психологические характеристики, участвующие в формировании дисгармонии: социально- поведенческий (СоПК) и сексуально- поведенческий (СеПК) компоненты психологического статуса, а также сексуально- физиологический компонент (СФК) сексологического статуса. На основании этого разработан комплексный скрининговый подход по установлению выраженности дисгармонии и проведен анализ двух исходных групп семейных пар. Было показано, что выраженные дисгармонии преобладали в 1-й группе, по сравнению со 2-й, (соответственно в 40,43% и 9,09% при р<0,001) за счёт нарушения в компонентах СоПК и СеПК психологического статуса, в меньшей степени – за счёт СФК сексологического статуса. Однако встречаемость выраженных дисгармоний в небольшом проценте случаев у семейных пар 2-й группы может свидетельствовать о субъективности оценок самих испытуемых и целесообразности объективизации выраженности дисгармонии с помощью разработанной скрининговой методики.

Ключевые слова: семейно-сексуальная дисгармония, психологический статус, сексологический статус.

 

Введение

Проблеме психологии супружеских отношений посвящены многочисленные работы как отечественных, так и зарубежных исследователей [Волкова А.Н., Трапезникова Т.М., 1985; Гозман Л.Я., Шлягина Е.М., 1985; Имелинский К., 1988; Каплан Х.С., 1994]. В них рассматриваются разные аспекты современного брака: психологическая совместимость супругов, их удовлетворённость браком, структура семейных ролей, проблема устойчивости брачно-семейных отношений [Зацепин В.И. и др., 1978; Левкович В.П., Зуськова О.Э., 1985; Кратохвил С., 1991; Котлет Дж., Браун Р., 2001]. Однако данная проблема еще далека от своего решения. Это связано, прежде всего, с большой сложностью самого феномена супружеской адаптации в силу многомерности обеспечения как межличностных отношений супругов, так и их сексуального здоровья. Этим и объясняется, что в высказываемых взглядах на проблему супружеской дезадаптации остаётся немало противоречий. Несмотря на то, что причины нарушения сексуальной гармонии достаточно давно и подробно изучались различными исследователями, их мнения по этому вопросу также разноречивы.

Отсутствие общепринятого определения и наличие противоречий в интерпретации феномена семейно-сексуальной дисгармонии затрудняет оценку результатов различных исследований, понимание и анализ взглядов разных авторов на проблему и не даёт возможности однозначно определять объект и содержание психотерапевтических мероприятий при нарушениях сексуального здоровья супругов. Наиболее удачными были попытки оценки семейной дисгармонии с помощью системно- структурного анализа сексуальной гармонии супружеской пары Д.Л. Буртянским и В.В. Кришталем [1982] с выделением четырёх компонентов сексуальной гармонии: социально-психологического; сексуально-поведенческого; информационно- оценочного и физиологического. Сексологическая оценка характера нарушений в семейной паре была предложена Г.С. Васильченко [1990], в которой введены формулы, отражающие те или иные сексуальные нарушения у мужчины и женщины семейной пары. Кроме того, автором была модифицирована оценка межличностных отношений на основе теста Лири. Однако данные подходы в большей степени отражают качественные характеристики нарушений в пределах пары.

Поэтому целью настоящей работы было исследование психологических характеристик партнёров в семейных парах и выделение наиболее значимых из них в формировании семейно-сексуальной дисгармонии.

 

Материал и методы

В исследовании приняли участие 204 человека, из которых 102 женщины и 102 мужчины составили 102 супружеские пары. Из них 47 пар (1-я группа) отмечали наличие сексуальных и/или психологических проблем во взаимоотношениях, а у представителей 55 пар (2-я группа) выше указанные проблемы по их субъективной оценке отсутствовали. Оценку экстра-интроверсии, темперамента и нейротизма проводили с использованием теста Айзенка [Дьяконов И.Ф., Овчинников Б.В., 2008]. Сопоставление типов гендерных установок, связанных с распределением ролей в семье, а также сравнение встречаемости типов семей в исходных группах пар проводили с использованием опросника «Распределение ролей в семье» Алешина Ю. Е. и соавт. [1987]. Для оценки характера и динамики основной невротической симптоматики и некоторых личностных свойств применяли опросник, разработанный Буртянским Д.Л., Кришталем В.В. [1982] и Васильченко Г.С. [1990]. Оценку каждого элемента социально-поведенческого (СоПК) и сексуально- поведенческого (СеПК) компонентов психологического статуса проводили с использованием модифицированного вопросника Д.Л. Буртянского и В.В. Кришталя [1982] на основе конкретных введённых нами количественных критериев [Рищук Н.Н., 2009]. При оценке сексуально-физиологического компонента (СФК) сексологического статуса использовали квантификационную шкалу СФЖ (сексуальная формула женская) и квантификационную шкалу СФМ (сексуальная формула мужская) по Г.С. Васильченко [1990] с введёнными нами количественными критериями [Рищук Н.Н., 2009]. Изучение межличностных отношений у супругов с определением типов отношений к окружающим и стилей межличностных отношений у супругов, сопоставление различных видов поведения и степени выраженности отношений, доминантность и доброжелательность, а также сравнительную оценку внутри- и межличностного конфликта в парах проводили с помощью модифицированного варианта интерперсональной диагностики Т. Лири [Олифирович Н.И. и др., 2007; Рищук Н.Н., Михайленко В.П., 2010].

 Статистическая обработка проводилась с использованием методов непараметрической (ХИ-квадрат, коэффициента ранговой корреляции Спирмена) и параметрической (вычисление средней величины, дисперсии и ошибки, а также t- Стьюдента) статистики. Вычисление указанных параметров производилось с использованием компьютерных программ статистической обработки – SPSS 13,0 [Наследов А.Д., Тарасов С.Г., 2001].

 

Результаты и их обсуждение

На начальном этапе был проведен анализ выраженности невротической симптоматики и наиболее важных психологических свойств у супругов в сравниваемых группах семейных пар (табл. 1).

Таблица 1

Сопоставление выраженности невротической симптоматики у мужчин

и женщин сравниваемых групп.

 

Типы

Группа без проблем

(n=55)

Группа с проблемами

(n=47)

Р

Муж

Абс(%)

Жен

Абс(%)

Муж

Абс(%)

Жен

Абс(%)

1

2

3

4

Отдельно по мужчинам и женщинам (M±m баллов)

11,7±

1,23

14,1±

1,00

14,3±

1,48

20,1±

1,47

3-4**

2-4**

В целом, по группам

(M±m баллов)

25,9±1,74

34,3±2,25

**

 

При сопоставлении выраженности невротической симптоматики в сравниваемых группах среднее значение баллов, характеризующих её выраженность, было одинаково у мужчин и женщин в группе без проблем. Однако у женщин в группе с проблемами данный показатель превысил аналогичный у мужчин той же группы (20,1±1,47 и 14,3±1,48 баллов соответственно) при p<0,01. Среднее количество баллов у женщин в группе с проблемами превысило аналогичный показатель у женщин в группе без проблем (20,1±1,47 и 14,1±1,00 баллов соответственно) при p<0,01. Средний показатель баллов по выраженности невротической симптоматики в целом в группе с проблемами превысил аналогичный в группе без проблем на 32% (34,3±2,25 и 25,9±1,74 баллов соответственно) при p<0,01.

Таким образом, выраженность невротической симптоматики в паре отражается на формировании проблем во взаимоотношениях, что подтверждается, хотя и слабой, однако достоверной (p<0,01) положительной корреляционной связью (r= 0,217) между наличием проблем и выраженностью невротической симптоматики. Особенно имеет значение в формировании семейных проблем невротизация женщины. Это согласуется с данными ряда авторов о взаимообусловленности невротизации и формирования супружеских конфликтов (Гризицкас Ч., Гайдис В., 1985; Ясперс К, 1997; Бич С.Р.Г., Сандин Э.Е., Лири К.Д. О, 2000).

Экстраверсия (интроверсия), темперамент и нейротизм у супругов исследовались с помощью теста Айзенка (табл. 2-4) [Дьяконов И.Ф., Овчинников Б. В., 2008]. При сопоставлении экстраверсии (интроверсии) умеренная и выраженная экстраверсия, а также выраженная интроверсия примерно с одинаковой частотой были представлены у мужчин и женщин обеих сравниваемых групп. Исключение составила умеренная интроверсия, которая в 1,8 раза чаще была у женщин группы без проблем, чем у женщин группы с проблемами (p<0,05). При изучении различных сочетаний экстраверсии (интроверсии) у партнёров не получены достоверные отличия у обеих сравниваемых группах семейных пар. Исключение составило сочетание «умеренная экстраверсия у мужчины – умеренная интроверсия у женщины», которое в 2,8 раза чаще было представлено в группе без проблем (p<0,05).

При сравнении типов темперамента различие между группами получено по сангвинику, меланхолику и холерику. Как в группе без проблем, так и в группе с проблемами сангвинический темперамент соответственно в 5,7 и 5 раз чаще, чем у женщин, встречался у мужчин (p<0,001 и p<0,05 соответственно). Между сравниваемыми группами отличие по встречаемости данного темперамента как у мужчин, так и у женщин, отсутствовало. Частота встречаемости меланхолического темперамента была в 4 раза больше у женщин, чем у мужчин, в группе без проблем (p<0,001). У мужчин группы с проблемами меланхолический темперамент встречался в 2,8 раза чаще, чем у мужчин группы без проблем (p<0,05). Холерический темперамент в 2,6 раза чаще, по сравнению с мужчинами, определялся у женщин группы с проблемами. У мужчин и женщин группы без проблем данный темперамент определялся примерно с одинаковой частотой. Отсутствовала достоверная разница по данному показателю между мужчинами и женщинами в обеих сравниваемых группах. Достоверного различия по встречаемости флегматического темперамента и случаев с нечётко выраженным темпераментом между мужчинами и женщинами как внутри исходных групп семейных пар, так и между группами не обнаружено.

При рассмотрении различных сочетаний темпераментов у мужчин и женщин достоверных различий между их встречаемостью между сравниваемыми группами получено не было. Достоверное различие получено при сравнении двух групп по сочетанию «мужчина-сангвиник и женщина с нечётко выраженным типом» (p<0,05).

При сравнении частоты встречаемости различных типов нейротизма в сравниваемых группах показано, что маловыраженный нейротизм в 7,5 раза чаще, чем у женщин, преобладал у мужчин группы без проблем (p<0,001).

 

 

Таблица 2

Сопоставление встречаемости экстраверсии (интроверсии)

в сравниваемых группах

 

Типы

Группа без проблем

(n=55)

Группа с проблемами

(n=47)

Р

Муж

Абс(%)

Жен

Абс(%)

Муж

Абс(%)

Жен

Абс(%)

1

2

3

4

умеренная

экстраверсия

23(41,82)

16(29,09)

17(36,17)

21(44,68)

 

выраженная

экстраверсия

12(21,82)

8(14,55)

7(14,89)

5(10,64)

 

умеренная

интроверсия

15(27,27)

23(41,82)

17(36,17)

11(23,40)

2-4*

выраженная

интроверсия

5(9,09)

8(14,55)

6(12,77)

10(21,28)

 

 

 

Таблица 3

Сопоставление встречаемости различных типов темперамента

в сравниваемых группах

 

Типы

Группа без проблем (n=55)

Группа с проблемами (n=47)

Р

Муж

Абс(%)

Жен

Абс(%)

Муж

Абс(%)

Жен

Абс(%)

1

2

3

4

флегматик

14(25,45)

8(14,55)

10(21,28)

5(10,64)

 

сангвиник

17(30,91)

3(5,45)

10(21,28)

2(4,26)

1-2*** 3-4*

меланхолик

5(9,09)

20(36,36)

12(25,53)

16(34,04)

1-2*** 1-3*

холерик

8(14,55)

13(23,64)

5(10,64)

13(27,66)

3-4*

тип нечётко выражен

11(20,00)

11(20,00)

10(21,28)

11(23,40)

 

 

 

Таблица 4

Сопоставление встречаемости различных типов нейротизма

в сравниваемых группах

 

Типы

Группа без проблем

(n=55)

Группа с проблемами

(n=47)

Р

Муж

Абс(%)

Жен

Абс(%)

Муж

Абс(%)

Жен

Абс(%)

1

2

3

4

маловыраженный

15(27,27)

2(3,64)

8(17,02)

1(2,13)

1-2***

3-4*

умеренный

24(43,64)

18(32,73)

19(40,43)

11(23,40)

 

выраженный

16(29,09)

35(63,64)

20(42,55)

35(74,47)

1-2***

3-4**

 

В группе с проблемами маловыраженный нейротизм в 8 раз чаще, чем у женщин, также преобладал у мужчин (p<0,05). Умеренный нейротизм был представлен примерно одинаково во всех группах мужчин и женщин. Выраженный нейротизм в 2,2 раза чаще, чем у мужчин, встречался у женщин группы без проблем (p<0,001). В группе с проблемами выраженный нейротизм в 1,8 раза чаще, чем у мужчин, также преобладал у женщин (p<0,01). При анализе различных сочетаний нейротизма у мужчин и женщин достоверных различий по их встречаемости между сравниваемыми группами получено не было.

Таким образом, наиболее неблагоприятными в плане формирования дисгармонии семейной жизни являются меланхолический темперамент у мужчин и холерический темперамент у женщин.

Влияние темпераментов на психологический климат в семье было доказано Сысенко В.А. [1989]. Наши данные согласуются с результатами исследования ряда авторов [Васильченко Г.С., 1990; Агарков С.Т. и др, 1990; Андреева Т. В., 2004] по формированию неблагоприятного климата в семье при наличии меланхолического и холерического темперамента у одного из супругов и особенно при неблагоприятном сочетании выше указанных разновидностей темпераментов с темпераментом противоположного пола. Т.В. Галкина и Д. В. Ольшанский [1983] попытались составить «адаптационную модель» мотивации выбора партнера по диаде в отношениях любви и дружбы. В «любовной» диаде (отношения обоими определяются как «любовь») оказались люди, относящиеся во всех случаях к прямо противоположному (на круге Айзенка) темпераменту: все холерики выбирали флегматиков, все сангвиники – меланхоликов, и наоборот.

Таким образом, авторами был сделан вывод, что в выборе партнёра (друга или супруга) большое значение играет принцип взаимодополняемости темпераментов, то есть в отношениях, обозначаемых как «любовь», срабатывает принцип комплементарности. Однако в наших исследованиях не получено различие в группах с проблемами и без проблем по сочетаниям темпераментов у супругов. Хотя это и подтверждается исследованием Т.В. Андреевой и А.В. Толстовой [2001], что в стабильном браке с достаточно большим стажем живут супруги с самым разным сочетанием темпераментов. Однако отсутствие различия между исследуемыми нами группами по сочетанию темпераментов можно объяснить субъективностью в формировании самих групп. Этим можно объяснить и отсутствие различия между рассматриваемыми группами по нейротизму и экстраверсии (интроверсии).

Типы гендерных установок, связанных с распределением ролей в семье изучались с помощью опросника «Распределение ролей в семье» (табл. 5-6) [Алешина Ю. Е., Гозман Л. Я., Дубовская Е. М., 1987].

 

   Таблица 5

Сопоставление мужчин и женщин исходных групп по встречаемости

различных типов гендерных установок

 

Типы гендерных

установок

Группа без

проблем

(n=36)

Группа с

проблемами

(n=36)

Р

Муж

Абс(%)

Жен

Абс(%)

Муж

Абс(%)

Жен

Абс(%)

1

2

3

4

Эголитарные

установки

16(44,44)

23(63,89)

19(52,78)

22(61,11)

 

Неопределённые

установки

20(55,56)

12(33,33)

17(47,22)

14(38,89)

1-2*

Традиционные

установки

0

1(2,78)

0

0

 

 

 

      Таблица 6

Сравнение встречаемости типов семей в исходных группах пар

 

Типы семей

Группа без проблем (n=36)

Группа с проблемами

(n=36)

Р

Абс(%)

Абс(%)

Эголитарный

14(38,88)

17(47,22)

 

Традиционный

0

0

 

Промежуточный

22(61,11)

19(52,77)

 

 

 

При сопоставлении различных типов гендерных установок отсутствует достоверная разница в распределении эгалитарных и традиционных гендерных установок между женщинами и мужчинами как внутри, так и между группами семейных пар. Неопределённые гендерные установки присутствовали в 1,7 раза чаще у мужчин, по сравнению с женщинами, в группе без проблем. В группе с проблемами достоверных различий между мужчинами и женщинами не обнаружено. При изучении распределения типов семей в обеих сравниваемых группах достоверные результаты между ними не получены.

Данные по влиянию типов гендерных установок у супругов и форм ирующихся в результате этого типов семей на удовлетворённость взаимоотношениями в семье противоречивы (Янкова З.А., 1979; Ильин Е.П., 2009). Однако прослеживается связь между благополучием семейных отношений и эгалитарностью установок у обоих супругов (Палуди М., 2003)

В феномене супружеской адаптации выделяют два аспекта – психологический и сексуальный [Агарков С.Т., 2004]. Ряд исследователей семьи [Мягер В.К., 1981; Кон И.С., 1983; Мишина Т.М., 1983] убеждены, что супружеская дезадаптация и распад многих браков обусловлены психологическим и сексологическим невежеством супругов, которое мешает им установить взаимопонимание, правильно разрешить возникающие конфликты и приспособиться друг к другу. Поэтому на следующем этапе были изучены межличностные отношения у супругов с помощью модифицированного варианта интерперсональной диагностики Т. Лири в нашей модификации [Олифирович Н.И. и др., 2007; Рищук Н.Н., Михайленко В.П., 2010]. Определялись следующие типы отношений к окружающим, соответствующие определённым стилям межличностных отношений: авторитарный тип (властный- лидирующий), эгоистический (независимый- доминирующий), агрессивный (прямолинейный-агрессивный), подозрительный (недоверчивый- скептический), подчиняемый (покорный- застенчивый), зависимый (зависимый-послушный), дружелюбный (сотрудничающий- конвенциальный), альтруистический (ответственный- великодушный).

При сопоставлении выше указанных типов отношений к окружающим и стилей межличностных отношений у мужчин и женщин сравниваемых групп достоверное различие получено только по встречаемости подчиняемого (покорного-застенчивого), подозрительного (недоверчивого- скептического) и авторитарного (властного-лидирующего) типов в группе с проблемами между мужчинами и женщинами. Причём подчиняемый (покорно-застенчивый) и подозрительный (недоверчивый-скептический) типы встречались соответственно в 4,5 и 4,0 раза чаще у женщин (p<0,05). Авторитарный (властный- лидирующий) тип отношений к окружающим в 2,1 раза чаще встречался у мужчин (p<0,05). По остальным типам отношений к окружающим и соответствующим им стилям межличностных отношений как внутри, так и между группами, достоверных различий не получено.

При изучении различных видов поведения (адаптивного и экстремального) и степени их выраженности (низкой, умеренной, высокой, экстремальной) не получено достоверного различия между мужчинами и женщинами внутри и между группами. При сопоставлении различных сочетаний характеристик поведения у мужчин и женщин сравниваемых групп также не получено достоверного различия между группами сравнения.

Сопоставление данных характеристик в группах семейных пар в зависимости от наличия или отсутствия проблем во взаимоотношениях представлены нами впервые. Отсутствие различия по этим психологическим характеристикам обусловлено, на наш взгляд, их многочисленными вариантами и субъективностью оценки проблем самих испытуемых в пределах каждой выборки.

При оценке средних значений доминантности и доброжелательности в группах получены следующие результаты (рис. 1-2). Среднее значение доминантности было достоверно больше у женщин, по сравнению с мужчинами, в группе с проблемами (p<0,01). Между мужчинами и женщинами внутри группы без проблем и между двумя сравниваемыми группами различие по данному показателю не достоверно. Средние цифры доброжелательности были выше у женщин, по сравнению с мужчинами, группы без проблем (p<0,01). В группе с проблемами показатели доброжелательности были одинаковы у мужчин и женщин. Отсутствовало различие по данному показателю и между двумя сравниваемыми группами. Доминантность и доброжелательность являются важнейшими составляющими супружеской совместимости [Агарков С.Т., 2004]. Важнейшим условием супружеской совместимости является различие супругов по доминантности и сходство по доброжелательности. Однако доминирование женщины чаще всего не является нормальным атрибутом гармоничной семьи. Поэтому в группе с проблемами среднее значение доминантности было больше у женщин, чем у мужчин. С другой стороны, в гармоничной семье женщине- жене и женщине –матери необходимо такое качество как доброжелательность, которое может преобладать над аналогичным у мужчины, что мы наблюдаем в группе семейных пар без проблем.

 

Рисунок 1. Сравнение средних значений доминантности у мужчин и

женщин исходных групп пар

 

 

Рисунок 2. Сравнение средних значений доброжелательности у мужчин и женщин

исходных групп пар

 

 

 

Степень нарушения по внутриличностному и межличностному конфликтам у мужчин и женщин исходных групп семейных пар была оценена по средним значениям разниц числовых выражений «Я-реальное» и «Я-идеальное» и соотнесения каждого из значений к определённому диапазону выраженности нарушений (отсутствие нарушений, слабые, умеренные и выраженные). Достоверное различие получено между женщинами исходных групп пар по слабым и умеренным нарушениям внутриличностного конфликта. При этом женщин со слабыми нарушениями в группе без проблем было в 1,4 раза больше, чем женщин в группе с проблемами (p<0,05). Женщины с умеренными нарушениями в 1,7 раза преобладали в группе с проблемами (p<0,05). По остальным нарушениям достоверных отличий как внутри, так и между группами у мужчин и женщин не выявлено.

При сопоставлении средних значений разниц октант внутриличностного конфликта у мужчин и женщин исследуемых групп семейных пар получены следующие результаты (табл. 7). В группе без проблем уровень среднего значения разниц по октантам выше у женщин, чем у мужчин (2,65±0,12 и 2,28±0,12 соответственно) при p<0,05. У мужчин в группе с проблемами уровень среднего значения разниц по октантам выше, чем у мужчин группы без проблем (2,68±0,13 и 2,28±0,12 соответственно) при p<0,05. У женщин в группе с проблемами уровень среднего значения разниц по октантам также выше, чем у женщин группы без проблем (2,95±0,13 и 2,65±0,12 соответственно) при p<0,05.

Достоверное различие по степеням нарушений межличностного конфликта внутри и между группами у мужчин и женщин не выявлено (табл. 8). В группе с проблемами у мужчин уровень среднего значения разниц по октантам выше, чем у мужчин группы без проблем (2,81±0,13 и 2,21±0,12 соответственно) при p<0,01. У женщин группы с проблемами уровень среднего значения разниц по октантам выше,

Таблица 7

Сопоставление степени нарушения по внутриличностному конфликту у мужчин

и женщин исходных групп семейных пар

 

Оценка разниц

по октантам

Группа

без проблем

(n=55)

Группа с

проблемами

(n=47)

Р

Муж

Абс(%)

Жен

Абс(%)

Муж

Абс(%)

Жен

Абс(%)

1*

2*

3*

4*

Отсутствие нарушения

1(1,82)

0

2(4,26)

1(2,13)

 

Слабые нарушения (С)

37(67,27)

36(65,45)

26(55,32)

22(46,81)

1-3 тенд

2-4*

Умеренные нарушения (У)

14(25,45)

16(29,09)

18(38,30)

24(51,06)

2-4*

Выраженные нарушения (В)

3(5,45)

3(5,45)

1(2,13)

0

мало

M±m по разницам октант

2,28±

0,12

2,65±

0,12

2,68±

0,13

2,95±

0,13

1-2*

1-3*

2-4*

 

 

Таблица 8

Сопоставление степени нарушения по межличностному конфликту у мужчин

и женщин исходных групп семейных пар

 

Оценка разниц по октантам

Группа без проблем

(n=55)

Группа с проблемами

(n=47)

Р

Муж

Абс(%)

Жен

Абс(%)

Муж

Абс(%)

Жен

Абс(%)

1*

2*

3*

4*

Отсутствие нарушения

4(7,27)

0

1(2,13)

2(4,26)

 

Слабые нарушения

(С)

37(67,27)

42(76,36)

26(55,32)

29(61,70)

1-3 тенд

2-4 тенд

Умеренныенарушения (У)

12(21,82)

13(23,64)

17(36,17)

14(29,79)

1-3 тенд

Выраженные нарушения

(В)

2(3,63)

0

3(6,38)

2(4,26)

мало

M±m по разницам

2,21±

0,12

2,03±

0,10

2,81±

0,13

2,60±

0,13

1-3**

2-4**

 

чем у женщин группы без проблем (2,60±0,13 и 2,03±0,10 соответственно) при p<0,01.

По различным вариантам сочетаний нарушений по внутриличностному и межличностному конфликтам группы семейных пар в преобладающем большинстве случаев достоверно не отличались между собой. Однако у мужчин группы с проблемами сочетание умеренных нарушений по внутриличностному конфликту и с умеренными нарушениями по межличностному конфликту было в 2,9 раза чаще, чем у мужчин группы без проблем (p<0,05). У женщин группы без проблем сочетание слабых нарушений по внутриличностному конфликту и слабых нарушений по межличностному конфликту было в 1,6 раза больше, чем у женщин сравниваемой группы (p<0,05).

Полученные результаты свидетельствуют о том, что имеются нарушения в семейных парах обеих групп как по внутриличностному, так и по межличностному конфликту. Однако достоверно чаще они выявляются в группе с проблемами. Причём особенно показательным является различие между двумя группами по сочетанию умеренных нарушений по внутри- и межличностному конфликтам у мужчин. По выраженным нарушениям различие между группами не достоверно из-за их немногочисленности. Определение показателей внутри- и межличностного конфликтов в количественном выражении нами применялось впервые. Количественные показатели позволили оценить их выраженность в каждой конкретной семейной паре или группе пар, а также проследить динамику после коррекции. Данные показатели дали возможность исследовать представления субъекта о себе и своём идеальном «Я», представлений о членах семьи. При анализе семейных кризисов были изучены притязания испытуемых в сфере семьи, выявить зоны вероятных конфликтов, изучить психологическую совместимость супругов и межличностные отношения в семье (выявить преобладающий тип отношений в семье. Соотнесение представлений каждого из супругов о себе дало возможность выявить искажения в восприятии и проблемы, связанные со сходством/различием в проявлении стилей межличностных отношений [Васильченко Г.С., 1990; Балин В.Д. и др., 2000; Олифирович Н.И. и др., 2007; Рищук Н.Н., Микайленко В.П., 2010]

На следующем этапе были изучены социально-поведенческий и сексуально-поведенческий компоненты психологического статуса с использованием опросника Д.Л. Буртянского и В.В. Кришталя в модификации [1982]. В группе с проблемами (табл. 9) выраженных нарушений по данному компоненту было в 1,8 раза больше, чем в группе без проблем (p<0,01). В то время, как слабые нарушения определялись в 1,7 раза чаще в группе без проблем (p<0,01). При сравнении средних значений баллов СоПК их уровень в группе с проблемами был выше, чем в группе без проблем (p<0,01). Выраженные нарушения по сексуально-поведенческому компоненту в группе с проблемами определялись в 3 раза чаще, чем в группе без проблем (p<0,001). Количество слабых нарушений было в 1,5 раза больше в группе без проблем (p<0,05). По случаям с отсутствием нарушения расматриваемые группы достоверно не отличались между собой. Средние значения баллов сексуально-поведенческого компонента были выше в группе с проблемами (6,43±0,55 и 3,73±0,40 соответственно) при p<0,01.

 

Таблица 9

Сравнение СоПК, СеПК, СФК и дисгармоний

 

Показатели

Группа без проблем (n=55)

Группа с проблемами (n=47)

Р

Муж

Абс(%)

Жен

Абс(%)

Муж

Абс(%)

Жен

Абс(%)

 

1

2

3

4

 

Социально-поведенческий компонент психологического статуса (СоПК)

Выраженные нарушения

19(34,55)

29(61,70)

**

Слабые нарушения

36(65,45)

18(38,30)

**

Отсутствие нарушений

0

0

 

M±m

12,4±0,68

16,3±0,80

**

Сексуально-поведенческий компонент психологического статуса (СеПК)

Выраженные нарушения

9(16,36)

23(48,94)

***

Слабые нарушения

39(70,91)

22(46,81)

*

Отсутствие нарушений

7(12,73)

2(4,26)

 

M±m

3,73±0,40

6,43±0,55

**

Сексуально-физиологический компонент сексологического статуса (СФК)

Выраженные нарушения

0

0

1(2,13)

2(4,26)

 

Слабые нарушения

2(3,64)

2(3,64)

11(23,40)

11(23,40)

1-3** 2-4**

Отсутствие нарушений

53(96,36)

53(96,36)

35(74,47)

34(72,34)

1-3** 2-4**

M±m

33,00±

0,36

30,7±

0,30

31,0±

0,69

28,0±

0,61

1-2*** 3-4**

1-3**

2-4**

Выраженные нарушения

в паре

0

3(6,38)

 

Слабые нарушения

в паре

4(7,27)

18(38,30)

***

Отсутствие нарушений

в паре

51(92,73)

26(55,32)

***

 

Количественная оценка нарушений по СоПК и СеПК нами применялась впервые [Рищук Н.Н., 2009]. Полученные результаты созвучны с данными ряда авторов о возможности нарушения по выше указанным компонентам при формировании семейных конфликтов [Буртянский Д.Л., Кришталь В.В., 1982; Агарков С.Т., 2004].

Для оценки сексуально-физиологического компонента сексологического статуса использованы квантификационные шкалы «сексуальная формула мужская» (СФМ) и «сексуальная формула женская» (СФЖ) по Г.С. Васильченко [1977]. При сравнении сексуально-физиологического компонента сексологического статуса обращает внимание (табл. 9), что выраженные нарушения по данному компоненту были представлены в единичных случаях и не отличались в обеих сравниваемых группах. Однако слабые нарушения достоверно в 5,3 раза чаще, чем в группе без проблем, встречались в группе с проблемами (p<0,001). Случаи без нарушений в 1,7 раза преобладали в группе без проблем (p<0,001). При сравнении сексуально-физиологического компонента отдельно у мужчин и женщин исходных групп получены следующие результаты. В группе с проблемами слабые нарушения у мужчин и женщин в 6,4 раза чаще встречались, чем у мужчин и женщин соответственно группы без проблем (p<0,01). Отсутствие нарушений в 1,3 раза чаще имело место как у мужчин, так и у женщин, в группе без проблем (p<0,01). Выраженные нарушения определились в единичных случаях у мужчин и женщин группы с проблемами и достоверно не отличались от группы без проблем. При сравнении средних показателей сумм триад и диад отдельно у мужчин и женщин получен минимальный показатель у женщин в группе с проблемами (28,0±0,61), который был меньше аналогичного показателя у мужчин той же группы (31,0±0,69) и женщин группы без проблем (30,7±0,30) при p<0,001. Максимальный показатель, как отражение наименее выраженного нарушения по сексуально-физиологическому компоненту среди всех сравниваемых групп, имел место у мужчин группы без проблем (33,0±0,36). Данный показатель был достоверно выше аналогичного у женщин той же группы (30,7±0,30) и мужчин группы с проблемами (31,0±0,69) при p<0,01.

Количественная оценка нарушений по СФК нами применялась также впервые [Рищук Н.Н., 2009]. Полученные результаты созвучны с данными ряда авторов о возможности нарушения по выше указанному компоненту при формировании семейных конфликтов [Буртянский Д.Л., Кришталь В.В., 1982; Васильченко Г.С., 1977; Агарков С.Т., 2004]. Единичные случаи выраженных нарушений по СФК при наличии выраженных нарушений по СоПК и СеПК может свидетельствовать о первоочерёдности психологических нарушений по отношению к сексуальным, хотя не исключается и обратная тенденция [Мягер В.К., 1981; Кон И.С., 1983; Мишина Т.М., 1983; Васильченко Г. С., Дейнега Г. Ф., 1990; Кратохвил С., 1991]

Сопоставление невротической симптоматики и психологических свойств супругов в сравниваемых группах свидетельствует о том, что наиболее существенное отличие группы с проблемами от группы без проблем определилось по следующим показателям: по выраженности СоПК, СеПК, СФК и выраженности невротической симптоматики. Данное положение доказано достоверно более частой, чем в группе без проблем, встречаемостью выраженных нарушений по СоПК и СеПК психологического статуса, слабых нарушений по СФК сексологического статуса, а также более высокими значениями суммарного показателя невротической симптоматики в группе с проблемами при p<0,05-0,001. Выше указанное положение подтверждается методом корреляционного анализа с вычислением коэффициента ранговой корреляции Спирмена. Прослеживается прямая корреляционная связь между формированием проблем в семейных парах и выраженными нарушениями по СоПК (r= 0,292) и СеПК (r= 0,390), а также слабыми нарушениями по СФК (r= 0,370) при уровне статистической значимости p<0,01. Между формированием проблем и выраженными нарушениями по СФК прослеживается слабая корреляционная связь (r= 0,157) при уровне значимости p<0,05, вероятно, из-за встречаемости единичных случаев выраженных нарушений по данному признаку. СФК был представлен преимущественно слабыми нарушениями или их отсутствием. Обращает внимание наличие слабой положительной корреляционной связи между формированием проблем в парах и выраженностью невротической симптоматики (r= 0,217) при p<0,01. Остальные связи в корреляционной матрице не определились из-за более низких и не достоверных показателей коэффициентов Спирмена. По мнению ряда авторов, в феномене супружеской адаптации выделяют два аспекта – психологический и сексуальный, взаимно усиливающие друг друга [Агарков С.Т., 2004]. Наиболее общие принципы динамики супружеских дисгармоний характеризуются двумя основными тенденциями: 1) при любом их варианте без эффективной помощи с течением времени нарушаются как межличностные отношения, так и сексуальное взаимодействие; 2) если дисгармония начинается с нарушения межличностных отношений, то вовлечение сексуальной сферы и распад брачного союза происходят намного быстрее, чем при чисто сексуальном рассогласовании. [Васильченко Г. С., Дейнега Г. Ф., 1990; Кратохвил С., 1991; Олифирович Н.И., и др., 2007]. Различия между изучаемыми нами группами семейных пар по выраженности нарушений СоПК, СеПК и СФК – подтверждение выше сказанного.

Невротическая симптоматика опосредованно может влиять на формирование дисгармонии преимущественно через воздействие на СеПК психологического статуса и СФК сексологического статуса. Подтверждением выше сказанного является положительная корреляционная связь между выраженностью невротической симптоматики и выраженными нарушениями по СеПК (r= 0,181) психологического статуса при уровне значимости p<0,01, а также между выраженностью невротической симптоматики и выраженностью нарушений по СФК (r= 0,168) сексологического статуса при p<0,01. Данные ряда авторов подтверждают взаимообусловленность формирования невротической симптоматики и нарушений по выше указанным компонентам семейно-сексуальной дисгармонии [Гризицкас Ч., Гайдис В., 1985; Бич С.Р.Г., Сандин Э.Е., Лири К.Д. О, 2000]. Связь между выраженностью невротической симптоматики и выраженными нарушениями по СоПК не установлена.

На следующем этапе нами был сформирован комплексный подход по оценке выраженности семейно-сексуальной дисгармонии с учётом наиболее значимых психологических и сексологических характеристик супругов (рис. 3). Разработка данного подхода была обусловлена его отсутствием до настоящего времени и чисто описательным характером уже имеющихся подходов, не определяющих степень выраженности нарушений,. Значимость характеристик, определяющих формирование семейно- сексуальной дисгармонии, была определена исходя из результатов наших исследований [Рищук Н.Н., 2009] и системно-структурного анализа сексуальной гармонии супружеской пары Д.Л. Буртянского и В.В. Кришталя [1982].

 

 

Рисунок 3. Психологические и сексологические компоненты, участвующие

в формировании семейно-сексуальной дисгармонии

 

 

Видно, что только социально-поведенческий и сексуально-поведенческий компоненты психологического статуса имеют умеренную силу положительного взаимного влияния, что подтверждается коэффициентом ранговой корреляции Спирмена (r= 0,347) при p<0,01. Между СоПК и СФК корреляционная связь не установлена. Однако СеПК по выраженности нарушений связан не только с СоПК, но и с СФК сексологического статуса, о чём свидетельствует умеренный по величине положительный коэффициент корреляции Спирмена между ними (r=0,342) при p<0,01.

Таким образом, формирование семейно-сексуальной дисгармонии зависит от нарушения по трём компонентам: СоПК и СеПК психологического статуса, СФК сексологического статуса, что подтверждается работами ряда авторов [Васильченко Г. С., Дейнега Г. Ф., 1990; Кратохвил С., 1991; Буртянский Д.Л., Кришталь В.В., 1982]. Причём прослеживается прямая корреляционная связь между СеПК и СоПК, СеПК и СФК. СоПК и СФК, вероятно, имеют взаимное влияние опосредованно через СеПК.

На следующем этапе была проанализирована встречаемость различных сочетаний выше указанных компонентов в двух исходных группах семейных пар (табл. 10). Наиболее часто в группе семейных пар без проблем было отсутствие выраженных нарушений по всем трём компонентам (вариант 8) психологического и сексологического статусов (58,18 % случаев). Примерно в 2 раза реже (25,45%) встречались выраженные нарушения только по СоПК при слабых и отсутствии нарушений по другим компонентам (вариант 5). Единичные случаи имели место сочетания выраженных нарушений по СоПК и СеПК (вариант 2) и выраженных нарушений только по СеПК (вариант 6). В группе с проблемами встречались все варинты сочетания компонентов. Однако наиболее часто (36,17% случаев) встречалось сочетание выраженных нарушений по СоПК и СеПК при слабых нарушениях или их отсутствии по СФК (вариант 2), изолированные выраженные нарушения (23,40%) только по СоПК (вариант 5) и отсутствие выраженных нарушений (25,53%) по всем трём компонентам психологического и сексологического статуса (вариант 8). Остальные сочетания встречались в единичных случаях или не встречались совсем. Обращает внимание то, что в группе с проблемами сочетание выраженных нарушений по СоПК и СеПК было представлено примерно в 4 раза чаще, чем в группе без проблем (p<0,001). Соответственно вариант 8 с отсутствием выраженных нарушений по всем трём компонентам определился в 2,3 раза чаще в группе без проблем (p<0,001). По всем остальным сочетаниям компонентов две исходные группы семейных пар достоверно не отличались между собой.

 

Таблица 10

Сопоставление различных вариантов сочетания нарушений по компонентам

дисгармонии в исследуемых группах

 

Варианты

нарушений

по

компонентам

Компоненты дисгармонии

Группа без проблем

(n=55)

Абс(%)

Группа с проблемами

(n=47)

Абс(%)

Р

СоПК

СеПК

СФК

Выриант 1

+

+

+

0

1(2,13)

 

Выриант 2

+

+

 

5(9,09)

17(36,17)

***

Выриант 3

+

 

+

0

0

 

Выриант 4

 

+

+

0

1(2,13)

 

Выриант 5

+

 

 

14(25,45)

11(23,40)

 

Выриант 6

 

+

 

4(7,27)

4(8,51)

 

Выриант 7

 

 

+

0

1(2,13)

 

Выриант 8

 

 

 

32(58,18)

12(25,53)

***

 

Примечания: «+» обозначены только выраженные нарушения; остальные, не обозначенные в ячейках случаи – слабые нарушения или нарушения отсутствуют

С учётом различных сочетаний выраженных нарушений по трём выше представленным компонентам (СоПК, СеПК и СФК), для комплексной оценки семейно-сексуальной дисгармонии по степени выраженности были предложены три градации: выраженные, умеренные и слабые. К выраженной дис- гармонии были отнесены варианты от 1 до 4 (табл. 11) с наличием выраженных нарушений одновременно у всех трёх компонентов или у двух из них. К умеренной семейно-сексуальной дисгармонии отнесены варианты с 5 по 7 с выраженными нарушениями только по одному из представленных компонентов. К слабой семейно-сексуальной дисгармонии был отнесён вариант 8 с отсутствием выраженных нарушений по всем трём компонентам. При этом имели место слабые нарушения (по СоПК, СеПК и СФК) или отсутствовали совсем (по СеПК и СФК). В связи с тем, что случаев с полным отсутствием нарушения по СоПК психологического статуса не было, не зависимо от наличия или отсутствия нарушения по другим компонентам, - случаев с отсутствием семейно- сексуальной дисгармонии также не было [Рищук Н.Н., 2008; 2009].

 

Таблица 11

Различные варианты сочетания нарушений по компонентам,

формирующим дисгармонию

 

Варианты

нарушений

Компоненты дисгармонии

Выраженность

дисгармонии

СоПК

СеПК

СФК

Выриант 1

+

+

+

Выраженная

Выриант 2

+

+

 

Выриант 3

+

 

+

Выриант 4

 

+

+

Выриант 5

+

 

 

Умеренная

Выриант 6

 

+

 

Выриант 7

 

 

+

Выриант 8

 

 

 

Слабая

Примечания: «+» обозначены только выраженные нарушения; остальные не обозначенные в ячейках случаи – слабые нарушения или отсутствуют

 

Используя данный подход по оценке выраженности дисгармонии, был проведен анализ исходных групп семейных пар по их встречаемости (рис. 4). При сравнении выраженности дисгармонии в группах пар обращает внимание достоверно в 4,4 раза более частая, чем в группе без проблем, встречаемость случаев выраженной дисгармонии в группе с проблемами во взаимоотношениях (p<0,001). Умеренная – была представлена одинаково в обеих группах. Однако слабая – достоверно в 2,3 раза чаще определялась в группе без проблем (p<0,001). Обращают внимание 25,53% случаев слабой дисгармонии в группе с проблемами, что может свидетельствовать о субъективной переоценке нарушений в данной группе семейных пар. С другой стороны, 9,09% случаев выраженных дисгармоний и 32,73% - умеренных в группе без проблем – это свидетельство субъективной недооценки психо- сексуальных проблем в семейных парах. Полученные результаты подтверждают целесообразность объективизации определения выраженности семейно-сексуальных нарушений в парах ещё на этапе менее выраженных нарушений (до появления декомпенсации) для проведения своевременной психотерапевтической коррекции.

 

Рисунок 4. Сопоставление дисгармоний в двух исходных группах по

степени выраженности

 

Для комплексной оценки дисгармонии, установления её выраженности и проведения своевременной коррекции был разработан алгоритм обследования семейной пары, который сформировал основу сайта, размещенного по адресу - http://family-problem.appspot.com/. На нём любая супружеская пара на бесплатной основе может пройти тестирование и получить информацию о степени выраженности дисгармонии с определением дальнейшей тактики в зависимости от результатов исследования.

В первую очередь целесообразно проводить обследование семейных пар с проблемами во взаимоотношениях по данным их субъективной оценки (r Спирмена между наличием проблем во взаимоотношениях и формированием выраженной дисгармонии 0,383 при p<0,01). Не зависимо от наличия или отсутствия проблем, необходимо проводить скрининговое обследование семейных пар в возрастном периоде одного или обоих супругов от 30 до 40 лет (r между данным признаком и формированием дисгармонии 0,148 при p<0,05), со средним образованием у одного или обоих супругов (r= 0,176 при p<0,05) и продолжительностью совместной жизни от 10 лет и больше (r= 0,250 при p<0,01).

На первом этапе в качестве скринингового обследования (рис. 5) необходимо применять опросник Д.Л. Буртянского и В.В. Кришталя в модификации и вопросники СФМ и СФЖ в модификации. Результатом данного тестирования является оценка нарушения по трём компонентам: СоПК, СеПК и СФК. После учёта различных комбинаций выраженных нарушений по каждому из выше указанных компонентов устанавливается одна из разновидностей дисгармонии: слабая, умеренная или выраженная. Слабая дисгармония определяется при отсутствии выраженных нарушений по всем трём компонентам и исключает в дальнейшем углубленное психологическое и сексологическое обследование с рекомендацией повторного обследования через год. При установлении умеренной дисгармонии за счёт выраженных нарушений по СФК – показано углубленное обследование только у сексолога и дальнейшая коррекция будет зависеть от результатов сексологического исследования. При установлении умеренной дисгармонии за счёт выраженных нарушений по СоПК или СеПК – показано углубленное обследование только у психолога с применением модифицированного теста Т. Лири. Выбор данной методики объясняется корреляцией между формированием дисгармонии и некоторыми психологическими характеристиками, отражающими характер межличностных отношений (рис. 6 Приложения): подчиняемым типом отношений к окружающим или покорно- застенчивым стилем межличностных отношений супругов (r Спирмена = 0,180 при p<0,05), альтруистическим типом или ответственно-великодушным стилем межличностных отношений супругов (r= -0,177 при p<0,05), адаптивным поведением с низкой степенью выраженности отношений (r= 0,192 при p<0,01), а также выраженными нарушениями по внутриличностному (r=0,145 при p<0,05) и межличностному (r=0,153 при p<0,05) конфликтам. В обязательном порядке необходимо оценивать выраженность невротической симптоматики. Установление выраженности невротической симптоматики обусловлено, хотя и слабой, однако достоверной (p<0,01) положительной корреляцией между формированием дисгармонии и данным признаком в супружеской паре (r=0,193). При определении выраженной дисгармонии имеется четыре варианта сочетания выраженных нарушений по СоПК, СеПК и СФК. При вовлечении в её формирование одного или одновременно двух компонентов психологического статуса совместно с СФК (3 варианта) – рекомендуется углубленное обследование одновременно у психолога (с использованием теста Т. Лири в модификации) и сексолога с применением дополнительных сексологических тестов. При установлении выраженной дисгармонии по СоПК и СеПК – показано дополнительное обследование только у психолога с использованием теста Т. Лири в модификации.

 

 

 

Рисунок 5. Алгоритм обследования семейной пары

 

 

Во всех случаях выраженной дисгармонии в обязательном порядке необходимо проводить оценку выраженности неврологической симптоматики т.к. прослеживается, хотя и слабая, но достоверная прямая корреляционная зависимость между данным признаком и двумя компонентами дисгармонии: СФК (r= 0,168) и СеПК (r= 0,181) при p<0,01. На заключительном этапе проводится коррекция супружеской пары с учётом полученных результатов углубленного обследования.

Таким образом, в результате проведенного анализа двух групп семейных пар, отличающихся по наличию или отсутствию проблем во взаимоотношениях (на основании субъективной оценки), выявлены наиболее значимые факторы, определяющие данные проблемы. Эти признаки были использованы при формировании комплексного подхода по количественной оценке выраженности семейно-сексуальной дисгармонии, который был применён в последующем для оценки исходных групп семейных пар. В результате применения данного подхода, было показано несовпадение результатов субъективной и объективной оценки в 34% семейных пар. Это послужило в дальнейшем предпосылкой для разработки алгоритма по комплексному обледованию семейных пар и объективизации выраженности дисгармонии с целью их своевременной психотерапевтической коррекции.

 

Литература

1. Агарков С.Т. Супружеская дезадаптация / С.Т. Агарков. – М.: Едиториал УРСС, 2004. – 256 с.

2. Агарков С.Т. Сексопатология: справочник / С.Т. Агарков, Т.Е. Агаркова [и др.]; под ред. Г.С. Васильченко. – М.: Медицина, 1990. – С. 31-562.

3. Алешина Ю.Е. Социально-психологические методы исследования супружеских отношений: спецпрактикум по психологии / Ю.Е. Алешина, Л.Я. Гозман, Е.М. Дубовская. – М.: Изд-во МГУ, 1987. – 120 с.

4. Андреева Т.В. Семейная психология: учебное пособие / Т.В. Андреева – СПб.: Речь, 2004. – 244 с.

5. Андреева Т.В. Темперамент супругов и совместимость в браке / Т.В. Андреева, А.В. Толстова // Ананьевские чтения: тез. научн. конф. СПб. – СПбГУ, 2001.

6. Балин В.Д. и др. Практикум по общей, экспериментальной и прикладной психологии: Учебное пособие / В.Д. Балин, В.К. Гайда, В.К. Гербачевский и др.; Под общей ред. А.А. Крылова, С.А. Маничева. – СПб.: Питер, 2000. – 560 с.

7. Бич С.Р.Г. Модель депрессии на основе супружеской дискорданности / С.Р.Г. Бич, Э.Е.О. Сандин, К.Д. Лири // Семейная психотерапия. – СПб: Питер, 2000. – 512 с.

8. Буртянский Д.Л. Сексуальная дисгармония супружеской пары и её коррекция: учебное пособие для врачей / Д.Л. Буртянский, В.В. Кришталь. – Харьков: Изд-во УИУВ МЗ СССР, 1982. – 87 с.

9. Васильченко Г.С. Сексопатология / Г.С. Васильченко. – М.: Медицина, 1990. – 576 с.

10. Васильченко Г. С., Дейнега Г. Ф. Семейно-сексуальные дисгармонии // Сексопатология: Справочник / Под ред. Г. С. Васильченко. М.: Медицина, 1990. С. 553.

11. Волкова А.Н. Методические приемы диагностики супружеских отношений / А.Н. Волкова, Т.М. Трапезникова // Вопр. психол. – 1985. – № 5. – С. 110-116.

12. Галкина Т.В. «Адаптационная модель» мотивации выбора партнера по диаде в отношениях любви и дружбы / Т.В. Галкина, Д.В. Ольшанский // Личность в системе общественных отношений. – Ч. 4. – М., 1983.

13. Гозман Л.Я., Шлягина Е.И. Психологические проблемы семьи / Л.Я. Гозман, Е.И. Шлягина // Вопр. психол. – 1985. – № 2. – С. 186-187.

14. Гризицкас Ч. Если в семье конфликт… / Ч. Гризицкас, В. Гайдис / Культура семейных отношений. – М.: Знание, 1985.

15. Дьяконов И.Ф. Психологическая диагностика в практике врача /редакторы – составители И.Д. Дьяконов, Б.В. Овчинников. – СПб.:СпецЛит, 2008. – 143 с.

16. Зацепин В.И. О жизни супружеской / В.И. Зацепин – М., « Молодая гвардия», 1978. – 144 с.

17. Имелинский К. Сексология и сексопатология: пер. с польск. / К. Имелинский. – М.: Медицина, 1988. – 424 с.

18. Каплан Х.С. Сексуальная терапия: иллюстрированное руководство: пер. с анг. / Х.С. Каплан. – М.: Класс, 1994. – 160 с.

19. Котлет Дж. Психотерапевтическое консультирование: пер. с англ. / Дж. Котлет, Р. Браун. – СПб.: Питер, 2001. – 464 с.

20. Кратохвил С. Психотерапия семейно-сексуальных дисгармоний: пер. с чешск. / С. Кратохвил. – М.: Медицина, 1991. – 332 с.

21. Кратохвил С. Психотерапия семейно-сексуальных дисгармоний: пер. с чешск. / С. Кратохвил. – М.: Медицина, 1991. – 332 с.

22. Левкович В.П. Методика диагностики супружеских отношений / В.П. Левкович, О.Э. Зуськова // Вопросы психологии. – 1987. – №4. – С. 128-134.

23. Мишина Т.М. Исследование семьи в клинике и коррекция семейных отношений / Т.М. Мишина // Методы психол. диагностики и коррекция в клинике. – Л.: Медицина, 1983. – С. 255-281.

24. Мягер В К. Семейная психотерапия – показания и методы / В.К. Мягер // Семья и личность. – М., 1981. – С. 37-44.

25. Наследов А.Д. Применение математических методов в психологии: учебное пособие / А.Д. Наследов, С.Г. Тарасов. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2001. – 208 с.

26. Олифирович Н.И., Зинкевич-Куземкина Т.А., Велента Т.Ф. Психология семейных кризисов. – СПб.: Речь, 2007. – 360 с.

27. Палуди М. Психология женщины / М Палуди. – «Прайм- Еврознак». – 2003. – 384 с.

28. Рищук Н.Н. Семейно-сексуальные дисгармонии у студенческих супружеских пар / Н.Н. Рищук, Д.Ф. Костючек // Репродуктивное здоровье молодёжи – здоровье следующих поколений: материалы XI Европейского конгресса детских и подростковых гинекологов. – СПб, 2008. – С. 33-34.

29. Рищук Н.Н. Семейно-сексуальные дисгармонии у супружеских пар // Н.Н. Рищук // Психология здоровья:новое научное направление: материалы круглого стола с международным участием. – 2009. – С. 151-154.

30. Сысенко В.А. Супружеские конфликты / В.А. Сысенко. – М.: «Мысль», 1989. – 173 с.

31. Янкова З.Я. Мужчина и женщина в семье / З.Я. Янкова, Е.Ф. Ачильдиева, О.К. Лосева; под ред. Э. К. Васильевой [и др.] – М.: Финансы и статистика, 1983. – Вып. 12. – 80 с.

32. Ясперс К. Общая психопатология: пер. с нем. / К. Ясперс. – М., Практика, 1997. – 1056 с.

 

 

© 2007 Северо-Западный институт андрологии. All rights reserved.